«Новости Москвы» цифровой журнал о политике, финансах и недвижимости

В интервью корреспонденту РИА Новости Борису Ходоровскому тренер действующего чемпиона мира Натана Чена Рафаэл Арутюнян рассказал о причинах поражения своего ученика на стартовом этапе серии Гран-при, о его планах на олимпийский сезон и идее провести на Кубке Первого канала прыжковую дуэль между российскими фигуристками и американскими фигуристами.

— На Skate America Чен впервые за последние три с половиной года не смог выиграть. Чем вы объясняете эту неудачу?

— До Лас-Вегаса Натан должен был выступить на турнире в Японии, но его отменили. Нас устраивал вариант с прокатом только произвольной программы на этих соревнованиях и короткой в показательных выступлениях. Только в нынешних реалиях нужно быть готовым к тому, что первый старт будет сразу же на этапе Гран-при. В Лас-Вегасе Чен попробовал исполнить свой сумасшедший контент с четверными лутцем и флипом в короткой программе, а также риттбергером в произвольной. Для первого старта это очень много, но у спортсмена было такое желание, и отговаривать его не стал. В этом поражении стоит искать даже плюсы. Хорошо, что это случилось в Лас-Вегасе, а не в Пекине.

— К Skate Canada выводы были сделаны?

— В Ванкувере Натан поменял контент, исполнив в короткой программе вместо четверного флипа тулуп. Не секрет, что фигуристы вообще боятся ставить четверной флип в короткую программу, где цена ошибки очень высока, а Чен исполняет этот прыжок во второй половине. И он может это делать! Любой тренер знает, что для его ученика существуют удобные и неудобные прыжки. В этом плане Натан ничем не отличается от других. Какие-то прыжки он любит, а какие-то нет, но при этом пытается исполнить все четверные. Хотя за это никто дополнительных бонусов не начисляет.

— Зачем Чен с его невероятной психологической устойчивостью работает с психологом?

— Это только кажется, что Чен — невероятно психологически устойчивый фигурист. Никто не знает, какая работа за этим стоит. Причем работа многолетняя.

— Никто и не должен знать…

— Конечно! В этом вся фишка. Сам Натан очень хорошо сказал на пресс-конференции: «Все убеждены, что я робот на льду, а я такой же человек, как и остальные». Мы работаем вместе около 12-ти лет, и сейчас на этапе в Канаде Натан смог исполнить произвольную, когда меня не было у бортика. Мы имели возможность только переглядываться. Из-за строгих правил к «пузырю» мне запрещено было появляться близко ко льду. Пришлось стоять в проходе. Спасибо местным секьюрити, которые отогнали стоявших передо мной людей. Благодаря этом удалось скорректировать один из прыжков.

— Входит ли в планы Чена выступление на чемпионате четырех континентов, который состоится в середине января в Таллине?

— Скорее всего, мы туда не поедем. Планируем принять участие в трех турнирах: финале Гран-при, чемпионате США и Олимпиаде. Не хотелось бы, чтобы Чен вышел на пик формы раньше времени. Это тоже одна из причин того, что он не лучшим образом выступил на Skate America.

— Складывается впечатление, что российские фигуристы где-то даже комплексуют, глядя на то, с какой легкостью исполняют четверные прыжки российские фигуристки. Чен не боится сравнений с Александрой Трусовой?

— У меня вообще есть предложение к Первому каналу организовать прыжковые соревнования между двумя командами — российских девушек и американских парней. Можно для большей конкуренции и третью собрать, из российских фигуристов, усилив ее европейскими легионерами.

— А как же американские девушки?

— В таком турнире они просто не могут составить конкуренции. А вот турнир на выбывание с участием мужчин из Северной Америки и российских девушек поднимет рейтинги телетрансляций до невиданных высот. Комплексовать перед Трусовой Чен точно не будет.

— Вы достаточно критично оценивали в своих интервью юных чемпионок из Team Tutberidze. Последние успехи Трусовой и Анны Щербаковой, которые побеждают уже не первый сезон, не заставили изменить свою точку зрения?

— Как раз наоборот. Мне, как и многим поклонникам фигурного катания, хотелось бы видеть чемпионок на протяжении нескольких олимпийских циклов. Сегодня уже никто не воспринимает Алину Загитову и Евгению Медведеву в качестве действующих спортсменок. А ведь им еще около двадцати! Да и Трусовой со Щербаковой наступает на пятки Камила Валиева, которая проводит свой первый взрослый сезон и уже установила два мировых рекорда — в произвольной программе и по сумме двух.

Травмированные стопы Трусовой, из-за которых она пропускает Гран-при Японии, еще раз подтверждают, что мои жалкие попытки обратить внимание на необходимость бережного отношения к юным спортсменкам ни чему не привели. Зато уже звучат голоса о том, что фигуристкам нужно давать бонусы за возраст. И неслучайно сегодня огромное количество поклонников фигурного катания жаждут увидеть на Олимпиаде Елизавету Туктамышеву с ее по-настоящему женским катанием.

— Вы консультировали Светлану Панову, когда она работала с Марией Сотсковой, к вам в Калифорнию на стажировку приезжали фигуристы из группы Валентины Чеботаревой. В Лас-Вегасе вы пересеклись с Ксенией Синицыной, которую тренирует Панова. Какие-то советы ей давали?

— В этом не было необходимости. Короткую программу Синицыной, которая всем очень понравилась, поставила моя жена. Она приезжала в Москву навестить дочку и совместила приятное с полезным. По мере сил стараемся помогать российским фигуристам, если они обращаются с такой просьбой.

— Как вы оцениваете перспективы таких фигуристок, как Синицына, в арсенале которых нет четверных прыжков, но есть бездна обаяния?

— Конкурировать с Tutberidze Team им не под силу. В этой группе собраны такие фигуристки, что только внутренняя конкуренция подталкивает их на невиданные высоты. Хорошая команда (речь сейчас не о тренерах, хореографах, специалистах по ОФП, а именно о фигуристах) это важнейший фактор прогресса. Для Ксении третье место в короткой программе в Лас-Вегасе и общее пятое — это большой успех. Не все в этой жизни измеряется только золотой олимпийской медалью. В Америке нам приходится работать с самыми разными спортсменами. Даже близко нет такого, как сегодня в России, где поддержка спорта высших достижений оказывается на государственном уровне. В США чемпионы появляются не благодаря, а вопреки.

— А как же Чен?

— Его родители пожертвовали многим ради спортивной карьеры сына. Когда Натану было десять лет, его мама привезла парнишку к нам на каток, оставив в другом городе мужа и четырех детей. Было видно, насколько физически и технически одарен этот парень, насколько велики его амбиции. Он сам сказал родителям, что нужно ехать именно к этому тренеру, а иначе ничего не получится. В десять лет! Сначала они приезжали несколько раз в год на мастер-классы, но Натан сам выбрал меня. И, надеюсь, не пожалел об этом.