Напомним, Комитет госбезопасности Белоруссии (КГБ) обвиняет Бабарико в получении взяток организованной группой в особо крупном размере и легализации средств, полученных преступным путем. По первой статье экс-банкир может получить от 5 до 15 лет лишения свободы, по второй — от 4 до 7. Правозащитные организации признали Бабарико политическим заключенным.

По словам адвоката Дмитрия Лаевского, вечером 28 января защиту официально уведомили, что дело будет рассматривать Верховный суд, а значит, в праве на апелляционное обжалование приговора Бабарико фактически отказано. “Если дело в первой инстанции рассматривает Верховный суд, то над ним нет апелляционной инстанции. Значит, и права на апелляционное обжалование у обвиняемого в таком случае нет”,— цитирует штаб Бабарико слова Лаевского.

Председатель правозащитного центра “Весна” Валентин Стефанович сообщил “МК”, что в стране закреплена возможность рассмотрения уголовных дел Верховным судом в качестве первой инстанции, но чаще всего это касалось особо тяжких преступлений. “Мы с такой ситуацией сталкивались в контексте смертной казни. У нас было несколько уголовных дел, которые рассматривались Верховным судом в качестве первой инстанции. В частности, это дело Коновалова и Ковалева, которых обвинили во взрыве Минского метро, а также так называемое “дело банды Морозова” ( на счету гомельской группировки, действовавшей с середины 90-х годов до 2004 года – 14 убийств, пять покушений на убийство, изнасилования, вымогательства, поборы с предпринимателей – авт.) 

При этом в обоих случаях смертные приговоры были приведены в исполнение очень быстро, буквально через пару месяцев. В законодательстве не оговорено, в какие сроки приговор должен быть исполнен, но как правило это год-полтора”,— рассказал правозащитник.

По его словам, скорое исполнение приговора вызвало сомнения в обществе. Граждане посчитали, что Коновалов и Ковалев не виновны в этом преступлении, а власти пытаются таким образом “замести следы”. “В случае Морозова и Горбатова говорили, что они начали давать показания против милиционеров Гомеля, с которыми они дружили. Поэтому их так быстро расстреляли”,— добавил Стефанович. Он подчеркнул, что полностью поддерживает сторону защиты Бабарико, поскольку рассмотрение его дела в Верховном суде в качестве первой инстанции – достаточно странно. И во-вторых, это нарушает его права на обжалование приговора. “Остается возможность обжалования в порядке надзора, то есть обжалование приговора уже вступившего в силу. Но мы не считаем это эффективной системой защиты прав, поскольку не предусматривается проведение нового судебного заседания, ну и плюс  – само обжалование не приостанавливает исполнение приговора”. 

Ранее Лукашенко заявлял, что, когда приходил в СИЗО к оппонентам, те спросили у него: “Когда нас отпустят?”. Он якобы ответил, что для этого им необходимо вернуть “все, что украдено у народа”. “Я человек осведомленный. Я знаю, что обсуждались эти вопросы с родственниками. Такая возможность у этих протестунов была – денег жалко.

Поэтому не надо строить иллюзий: политические заключенные, амнистия и так далее. Если человек не хочет сидеть в тюрьме за уголовные преступления уголовного и финансового характера, отдай последнее, если у тебя есть. Нет – суд решит. Как решит суд, так и будет. Вот и вся политическая или прочая амнистия»,— сказал белорусский правитель.

Политический аналитик Александр Класковский считает, что белорусские власти решили рассматривать дело Бабарико в Верховном суде, чтобы сразу поставить точку в этом вопросе. Он не сомневается, что в отношении экс-банкира будет вынесен обвинительный приговор. “Лукашенко и белорусская пропаганда пытаются представить его банальным уголовником, а не политическим противником действующего руководителя. Это обычный прием. Ни в одном недемократичном государстве не найдешь в законодательстве именно политических статей. Политических противников делают уголовниками, изображают их криминальными преступниками”,— считает эксперт.

Он отметил, что Лукашенко рассматривает возможность политического торга, учитывая тяжелое экономическое положение в стране: “Чтобы не разводить антимонии, Верховный суд выносит приговор и в деле ставится точка. Иначе были бы обжалования, тянулось бы время. Лукашенко прикидывает разные варианты и считает выгодным заклейменного Бабарико держать при себе, как политический товар на случай торга с западом. Ну и потом обвинительный приговор нужен, чтобы в дальнейшем перечеркнуть политические перспективы Бабарико. Даже если он будет выпущен на свободу по амнистии, у него будет непогашенная судимость, что не позволит ему участвовать в последующих электоральных кампаниях”.

Источник