«Новости Москвы» цифровой журнал о политике, финансах и недвижимости

На минувшей неделе украинское правительство сделало неожиданный финт в вопросе регулирования тарифа на электроэнергию для населения. После нескольких месяцев обсуждения на официальном уровне масштабов поднятия этого тарифа (предполагалось, что он должен вырасти в полтора-два раза) и ежемесячного продления еще на 30 дней действующего (1,68 гривны за киловатт-час) кабинет министров Украины решил… несколько понизить тариф. С 1 октября за первые 250 потребленных кВт/ч электроэнергии домохозяйства будут платить не 1,68, а 1,44 гривны за каждый киловатт-час. То есть при потреблении 250 кВт/ч в месяц или более экономия составит 60 гривен.

Вроде и немного, но при объективно низком действующем тарифе для населения и огромном множестве дисбалансов как в системе генерации, так и на энергорынке, при практически полном отсутствии подготовки энергосистемы к зиме решение выглядит парадоксально. Однако чего не сделаешь в погоне за рейтингом, особенно в свете возможного проведения досрочных выборов. Впрочем, экономия 60 гривен рискует обернуться для населения Украины куда большими потерями и в деньгах, и в качестве жизни.

Нынешний относительно низкий тариф для населения в условиях функционирования вроде бы свободного рынка электроэнергии сохранялся на Украине благодаря “возложению специальных обязанностей (Public Service Obligation, ПСО) на участников рынка для обеспечения общественных интересов в процессе его функционирования”. Механизм ПСО внедряли как временный, дабы избежать волны народного возмущения от перевода ценообразования для домохозяйств на рыночные рельсы, что грозило ростом цены примерно в три раза. Он должен был прекратить действовать еще весной нынешнего года, но проблема трехкратного роста стоимости никуда не делась, поэтому украинское правительство ежемесячно продлевало его действие.

Суть механизма ПСО заключалась в том, что “Энергоатом” и “Укргидроэнерго” до половины вырабатываемой на атомных и гидроэлектростанциях электроэнергии в буквальном смысле за копейки продавали государственному предприятию “Гарантированный покупатель” для дальнейшей ее поставки домохозяйствам. В последнее время такая специальная цена для них составляла 1-15 копеек за киловатт-час. Изъятие части произведенной продукции по фиксированным ценам — это товарная модель ПСО.

Теперь же украинское правительство решило внедрить финансовую модель ПСО. Правда, как это принято на Украине нынче, рассмотрение постановления о новой модели в повестке заседания правительства отсутствовало. Равно как и проект документа. Разумеется, он не проходил публичного обсуждения до заседания правительства и не был обнародован даже после принятия. Но все же понять, о чем идет речь, из многочисленных заявлений правительственных чиновников можно.

В новой модели ПСО будут участвовать еще и операторы распределительных сетей (облэнерго), которые формально и доплатят за скидку на тарифе. Первоначально планировалось, что в постановлении будет прямо записано, что более низкий тариф для населения компенсируется за счет производившегося облэнерго аккумулирования части средств для ремонта и модернизации сетей. В условиях, когда краткосрочные отключения электроэнергии стали нормой даже в столице, а села после непогоды нередко сидят без света по три-пять дней, постепенно возвращаясь в XIX век, это было бы просто прекрасно. Но в итоговой версии документа такой записи вроде бы быть не должно. Прямо говорится лишь о том, что операторы распределительных сетей заплатят значительно больше за так называемую технологическую электроэнергию, необходимую для компенсации потерь в сетях, а они составляют на Украине девять-двенадцать процентов. С октября облэнерго будут платить за нее “Энергоатому” 1700 гривен за мегаватт вместо нынешних 1200-1300 гривен.

Но чтобы платить больше, облэнерго где-то деньги нужно взять. И если не прямо, то косвенно описанная схема ведет к поиску денег именно в накоплениях для ремонтов и модернизации сетей. То есть XIX век для немалой части населения Украины будет приближаться значительно быстрее, а остальным светят более частые отключения света из-за аварий. Есть большие сомнения, что такое “удовольствие” окупается экономией 60 гривен в месяц.

Есть, конечно, другой вариант получения ресурса — повышение тарифа на распределение для небытовых потребителей. Что означает дальнейший рост цен, прежде всего для остатков украинской промышленности, которая как раз сейчас переживает серьезное удорожание электричества.

Меньше всего верится в то, что деньги на эту социальную подачку достанут из своих карманов собственники облэнерго. Особенно с учетом того, что крупнейший из них — Ринат Ахметов, без которого описываемое правительственное решение просто не могло быть принято.

Проблема низкого тарифа на электроэнергию еще и в том, что он дико диссонирует с тарифом на тепловую энергию, для производства которой механизм ПСО уже отменен. Тариф на тепло грозит вырасти вдвое — притом что уже и в прошлом году выгоднее было отапливать жилье электроэнергией. Разумеется, это выльется в резкое увеличение нагрузки на те самые ветшающие электросети. Со всеми вытекающими негативными последствиями.

Что же касается подоплеки решения, то, похоже, Зеленскому и Ко кто-то подсказал, как одним выстрелом убить нескольких зайцев.

Во-первых, это неплохой популистский ход. Пусть до январского повышения тарифа население платило за электроэнергию и меньше, чем будет с октября, но факт некоего снижения налицо.

Во-вторых, это решение наверняка послужит поводом для уменьшения в бюджете объема субсидий для компенсации расходов на коммунальные услуги для малообеспеченных. При этом повышение тарифа на тепло вряд ли приведет к увеличению субсидий. Как верно отметил нынешний народный депутат и экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко: “По инициативе президента домохозяйства будут платить на 60 гривен в месяц меньше за электроэнергию. Одновременно “для баланса” в этот отопительный сезон они будут платить на 1500 гривен в месяц больше за тепло и газ”.

В-третьих, в будущем это открывает власти окно возможностей для риторики о необходимости национализации сетей, которые загнали людей в XIX век, правда, на это вряд ли подписывался Ахметов.

Главные проблемы энергосистемы (отсутствие запасов угля и подготовки генерации к зиме, плачевное состояние сетей и большинства блоков ТЭС и так далее), а также энергорынка (схема дорогой зеленой электроэнергии, плохое финансовое состояние “Энергоатома” — крупнейшего производителя электроэнергии, огромные взаимные долги на рынке и так далее) принятое решение не только не решает, а, наоборот усугубляет.

Уже зимой это приведет к проблемам, которые лишь частично могут быть купированы закупками российского и белорусского электричества. В дальнейшем же существенный рост тарифа для населения все равно будет неизбежен.